Профсоюз работников аудиторских, оценочных, экспертных и консалтинговых организаций

18.02.2019 г.
О Профсоюзе
Главная
Поиск
Устав Профсоюза
Вступить в Профсоюз
Новости Профсоюза
Памятные даты
Работа Профсоюза
Информационная справка
Исследования, аналитика
Правовая информация
Конвенция МОТ №98
ФЗ №10 о профсоюзах
Комментарии к ФЗ №10
Создаем профсоюз
Новости законодательства
Комментарии юриста
Правовая инспекция труда
В помощь оценщику
Документы Профсоюза
Договоры, соглашения
Приказы, постановления
Символика
Антикоррупционная экспертиза
Награждения
Центральный комитет
Исполнительный комитет
Общие документы
Социальное партнерство
Отраслевые соглашения
Отраслевая комиссия
Контакты
Контакты и координаты
Общественная приемная

страница: Главная arrow Работа Профсоюза arrow Снова о демпинге и 94-ФЗ

Снова о демпинге и 94-ФЗ

Печать

О недостатках закона 94-ФЗ, умело используемых участниками торгов и аукционов, Профсоюз говорил не один раз. Однако опубликованные результаты последних электронных аукционов за госконтракты на реализацию арестованного имущества без преувеличения сенсационны. Зафиксировано небывалое понижение ставок: многие участники не только снизили стоимость своих услуг, но сами предложили заплатить государству немалые деньги, вплоть до семизначных сумм за право оказать ему свои услуги.

Суды выносят решения о реализации имущества должников по разным причинам: невозможность выполнения взятых на себя обязательств по кредиту, неуплата долгов ЖКХ, налогов и алиментов. В посткризисной России обычная история, когда в стесненную ситуацию попадают живые люди или вполне честно работавшие фирмы. За реализацию их имущества отвечает Росимущество, которое привлекает к этой работе коммерческие организации. Важно отметить, что такая фирма-реализатор никакой прибыли от торгов получать по закону не может, помимо фиксированного вознаграждения, оговоренного в госконтракте. По идее, это вознаграждение должно покрыть неизбежные затраты на хранение, транспорт, публикацию обязательных объявлений в СМИ и т.д. Но по неким соображениям участники аукционов сочли дело столь интересным, что понизили даже ставку своего вознаграждения сначала до нуля, а потом ушли в глубокий минус, по сути, обязуясь заплатить государству за собственные услуги сотни тысяч рублей. В борьбе за один контракт ставка опустилась до «минус» 2,5 миллиона рублей.

Рационально объяснить, почему другие участники пошли на такое сумасшедшее понижение, чтобы купить контракт без вознаграждения нельзя. Это работа трудоемкая, кропотливая, требующая определенных знаний и опыта. И о большой прибыли на первоначальных этапах работы говорить не приходится.

Фактически выкладывая за госконтракт шести- и семизначные суммы, участники невольно расписались в том, что уверены в чрезвычайной прибыльности арестованного имущества. Реализатор - и само Росимущество, и его «поверенные» - не выбирает, что и почем ему продавать. Арестом и оценкой имущества занимается Федеральная служба судебных приставов. Собственно, от этой оценки и полноты необходимых для продажи документов и зависит исход торгов.

Дело осложняется еще и тем, что огромный процент арестованного составляет заложенное имущество. Его цену определяют даже не приставы, а суд, исходя из договора залога многолетней давности, и, как правило, она сильно превышает рыночную. Как можно догадаться, оно продается не слишком хорошо.

Особенно трудно придется новичкам, которые пришли продавать арестованное имущество впервые. Они должны будут проводить торги в двухмесячный срок и в строгом соответствии с обширной нормативно-правовой базой. Опыт показывает, что им будет весьма сложно справляться и по фактическим результатам продаж, и по формальным требованиям ведения отчетности.

Остается только гадать, каким именно способом победители аукционов собираются если не заработать, то хотя бы вернуть свои деньги. Более-менее объяснимо, когда в азарте понижения ставок можно шагнуть чуть ниже, чем запланировано. Складывается впечатление, что эти участники просто не понимают, какую работу собрались выполнять.

В этой истории первой инстанцией, принимающей на себя огонь вопросов, стоит Росимущество. Именно оно проводило аукционы и теперь будет передавать победителям на реализацию имущество должников.

Результаты аукционов беспрецедентны, если не абсурдны, но с формальной точки зрения абсолютно легитимны: поправка в 94-ФЗ, позволяющая продолжать торги в минусе вплоть до ста миллионов рублей, вступила в силу в конце 2010 года. Влиять на ход аукциона невозможно: аукционы проводятся на электронной площадке, и мы, как в кино, наблюдали за падением ставок. Полная прозрачность, нарушений нет, теперь Росимущество обязано заключить контракты с победителями.

В массовое помешательство или альтруизм коммерсантов давно уже никто не верит. Раз они так уверенно жертвуют деньгами, значит, как минимум рассчитывают вернуть их. Возможно, их интересует статус официального представителя государственной структуры. Они напишут это в своих визитках и рекламе - это сыграет свою роль в их бизнесе. Впрочем, у Профсоюза нет полномочий требовать обоснования действий участников аукционов. Нас в первую очередь беспокоит качество закупаемых услуг. Ведь теперь у победителей практически отсутствует материальный стимул работать хорошо. А Росимущество не только должно передать им на реализацию имущество на десятки миллионов рублей, но и нести ответственность за их работу.

Конечно, государственный контракт подразумевает штрафные санкции и условия расторжения - причем в одностороннем порядке только через суд. В Росимуществе явно не в восторге от перспективы ходить по судам: контракт заключается не затем, чтобы его расторгать, а чтобы работать. И кому как не чиновникам понимать, что недобросовестность поверенных ставит под удар права взыскателей и должников, а это миллиарды невыплаченных долгов.

Изнутри мы повлиять на ситуацию не можем. Профсоюз принимает все возможные меры для обеспечения прозрачности реализации и усиленный контроль за действиями поверенных, в том числе будет стараться обязать их публиковать всю информацию о торгах на общедоступном сайте Росимущества, и следить за процессом организации торгов, чтобы не возникло соблазна без основательно не допустить на торги потенциальных покупателей. Но без изменения законодательства полностью эту проблему не решить.

Как видно, процесс выбора поставщиков услуг для государственных нужд на основании закона 94-ФЗ обрастает все новыми курьезами. Закон критиковали с момента его «рождения» в 2006 году - в том числе и за то, что он провоцирует участников на неприкрытый демпинг в ущерб качеству. Но когда участники сами выкладывают иррациональные суммы за госконтракты - это даже не демпинг.

Инцидент с аукционами в Росимуществе - сигнал, от которого трудно отмахнуться. Он хорошо бы дополнил февральские слушания в Госдуме, на которых Счетная палата РФ внесла предложения по усовершенствованию 94-ФЗ. Помимо предложений ввести предварительный квалификационный отбор участников и антикоррупционную экспертизу, крайне актуальны любые подвижки в создании антидемпингового законодательства, например, для тех, кто понизил цену своих услуг ниже установленной планки, сделать обязательным предоставление детального обоснования средств и методов, за счет которых участник хочет добиться экономии.

ПРЕСС-СЛУЖБА
ВСЕРОССИЙСКОГО ПРОФСОЮЗА РАБОТНИКОВ
АУДИТОРСКИХ, ОЦЕНОЧНЫХ, ЭКСПЕРТНЫХ
И КОНСАЛТИНГОВЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

 
« Пред.   След. »