Профсоюз работников аудиторских, оценочных, экспертных и консалтинговых организаций

23.01.2019 г.
О Профсоюзе
Главная
Поиск
Устав Профсоюза
Вступить в Профсоюз
Новости Профсоюза
Памятные даты
Работа Профсоюза
Информационная справка
Исследования, аналитика
Правовая информация
Конвенция МОТ №98
ФЗ №10 о профсоюзах
Комментарии к ФЗ №10
Создаем профсоюз
Новости законодательства
Комментарии юриста
Правовая инспекция труда
В помощь оценщику
Документы Профсоюза
Договоры, соглашения
Приказы, постановления
Символика
Антикоррупционная экспертиза
Награждения
Центральный комитет
Исполнительный комитет
Общие документы
Социальное партнерство
Отраслевые соглашения
Отраслевая комиссия
Контакты
Контакты и координаты
Общественная приемная

страница: Главная arrow Комментарии юриста arrow Семинар№13. Тип договорных отношений и налоговые платежи

Семинар№13. Тип договорных отношений и налоговые платежи

Печать

Семинар№13. Тип договорных отношений и налоговые платежи

Органы государственных внебюджетных фондов (ПФ РФ и ФСС России), производящие контроль правильности исчисления и уплаты страховых взносов на обязательное социальное страхование, одним из классических злоупотреблений страхователей считают заключение с гражданами не трудовых договоров, а гражданско-правовых договоров на выполнение работ (оказание услуг).

Причина того, что в этом усматривается нарушение, проста.

Объектом обложения страховыми взносами признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц в рамках трудовых отношений и гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг, по договорам авторского заказа, в пользу авторов произведений по договорам об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы, искусства, издательским лицензионным договорам, лицензионным договорам о предоставлении права использования произведения науки, литературы, искусства, в том числе вознаграждения, начисляемые организациями по управлению правами на коллективной основе в пользу авторов произведений по договорам, заключенным с пользователями (ст. 7 Закона № 212-ФЗ).

Однако на основании ч. 3 ст. 9 этого же закона в базу для начисления страховых взносов в части страховых взносов, подлежащих уплате в ФСС России, не включаются любые вознаграждения, выплачиваемые физическим лицам по договорам гражданско-правового характера, в том числе по договору авторского заказа, договору об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы, искусства, издательскому лицензионному договору, лицензионному договору о предоставлении права использования произведения науки, литературы, искусства.

За физических лиц, выполняющих работу на основании гражданско-правового договора, взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний уплачиваются, только если в соответствии с указанным договором страхователь обязан уплачивать страховщику страховые взносы.

Дело в том, что исполнители по таким договорам не входят в круг застрахованных лиц. Ведь в силу ст. 5 Закона № 125-ФЗ обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний подлежат:

  • физические лица, выполняющие работу на основании трудового договора, заключенного со страхователем;
  • физические лица, осужденные к лишению свободы и привлекаемые к труду страхователем.

Интересы ПФ РФ затрагивает положение ст. 7 Федерального закона от 15.12.2001 № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», согласно которому с 2012 года в число застрахованных обязательным пенсионным страхованием лиц (за которых необходимо уплачивать пенсионные взносы) отнесены иностранные граждане или лица без гражданства'(за исключением высококвалифицированных специалистов в соответствии с Федеральным законом от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»), временно пребывающие на территории Российской Федерации, заключившие трудовой договор на неопределенный срок либо срочный трудовой договор на срок не менее шести месяцев.

Временно пребывающие в Российской Федерации иностранцы, с которыми работодатель заключил гражданско-правовой договор, застрахованными не являются, и работодатель экономит на уплате пенсионных взносов весьма солидные суммы.

Все эти обстоятельства не могут не порождать напряженности при проведении контрольных мероприятий: проверяющие старательно переквалифицируют договоры работ (услуг) в трудовые, доначисляют недоимку по взносам, пени и штраф, мотивируя это тем, что отношения на самом деле являются трудовыми, в частности, потому, что сотрудник ежедневно является на свое рабочее место и получает за свой труд регулярное вознаграждение.

Ситуация усложняется еще и тем, что в соответствии с п. 4 ч. 4 и ч. 12 ст. 18 Закона № 212-ФЗ взыскание недоимки по страховым взносам, пеней и штрафа, если обязанность страхователя по уплате страховых взносов основана на изменении органом контроля за уплатой страховых взносов юридической квалификации сделки, совершенной таким плательщиком страховых взносов, производиться должно только в судебном порядке.

Налоговые органы предъявляют претензии к типу договора по иным причинам: когда организация заключает договор с физическим лицом не как с сотрудником, а как с индивидуальным предпринимателем, организация не выступает в качестве налогового агента по НДФЛ, что, по мнению инспекторов, всегда является так называемой «налоговой схемой» и заканчивается при налоговых проверках начислением организации штрафа, предусмотренного ст. 123 НК РФ, за неудержание и неперечисление в бюджет НДФЛ. Следует признать, что в данном случае чаще всего замысел работодателя направлен на минимизацию налога и наличествует инкриминируемое нарушение, но мы помним, что доказать недобросовестность - обязанность налогового органа.

Как же различить два типа договоров по формальным признакам и отстоять свой выбор?

Гражданское и трудовое право предполагают свободу договора, что, в частности, предусматривает право сторон по соглашению определить тип договорных отношений. То есть физические лицо и организация (предприниматель) сами решают, кем будут являться по договору - работником и работодателем или исполнителем и заказчиком - и какие отношениях будут их связывать - трудовые или гражданско-правовые.

Защищая права сторон, ст. 11 ТК РФ четко определяет: лишь суд вправе установить, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем. Только в этом случае к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Это означает, что иные лица самостоятельно не вправе переквалифицировать тип договора: ни налоговые органы, ни инспекция труда, ни внебюджетные фонды социального страхования (ПФ РФ и ФСС России) и т.д.

Определяя понятие трудовых отношений, ст. 15 ТК РФ констатирует: трудовые отношения - это отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

---

Конституционный Суд РФ в определении от 19.05.2009 № 597-0-0 указал, что согласно Конституции РФ труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч. 1 ст. 37).

Свобода труда проявляется, в частности, в имеющейся у гражданина возможности свободно распорядиться своими способностями к труду, т.е. выбрать как род занятий, так и порядок оформления соответствующих отношений и определить, будет он ли осуществлять предпринимательскую деятельность, поступит на государственную службу, заключит трудовой договор либо предпочтет выполнять работы (оказывать услуги) на основании гражданско-правового договора. В случае избрания договорно-правовой формы он вправе по соглашению с лицом, предоставляющим работу, остановиться на той модели их взаимодействия, которая будет отвечать интересам их обоих, и определить, какой именно договор будет заключен - трудовой либо гражданско-правовой.

Таким образом, договорно-правовыми формами, опосредующими выполнение работ (оказание услуг), подлежащих оплате (оплачиваемая деятельность), по возмездному договору могут быть как трудовой договор, так и гражданско-правовые договоры (подряда, поручения, возмездного оказания услуг и др.), которые заключаются на основе свободного и добровольного волеизъявления заинтересованных субъектов - сторон будущего договора.

Заключив трудовой договор с работодателем, физическое лицо приобретает правовой статус работника, предусматривающий ряд трудовых и социальных прав и гарантий, сопутствующих трудовым правоотношениям либо вытекающих из них. К их числу относятся права на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, на защиту от безработицы, на индивидуальные и коллективные трудовые споры, включая право на забастовку, а также право на отдых и гарантии установленных федеральным законом продолжительности рабочего времени, выходных и праздничных дней, оплачиваемого ежегодного отпуска. Кроме того, лицо, работающее по трудовому договору, имеет право на охрану труда, в том числе на основе обязательного социального страхования.

Лицо же, заключившее гражданско-правовой договор о выполнении работ или оказании услуг, не наделено перечисленными конституционными правами и не пользуется гарантиями, предоставляемыми работнику в соответствии с законодательством о труде и об обязательном социальном страховании.

В целях предотвращения злоупотреблений со стороны работодателей и фактов заключения гражданско-правовых договоров вопреки намерению работника заключить трудовой договор, а также достижения соответствия между фактически складывающимися отношениями и их юридическим оформлением федеральный законодатель предусмотрел в ч. 4 ст. 11 ТК РФ возможность признания в судебном порядке наличия трудовых отношений между сторонами, формально связанными договором гражданско-правового характера, и установил, что к таким случаям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права. Данная норма ТК РФ направлена на обеспечение баланса конституционных прав и свобод сторон трудового договора, а также надлежащей защиты прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, что согласуется с основными целями правового регулирования труда в Российской Федерации как социальном правовом государстве (ч. 1 ст. 1, ст. 2, 7 Конституции РФ).

Судебный порядок разрешения споров о признании заключенных между работодателем и лицом договора трудовым договором призван исключить неопределенность в характере отношений сторон таких договоров и их правовом положении, а потому не может рассматриваться как нарушающий конституционные права граждан. Суды общей юрисдикции, разрешая подобного рода споры и признавая сложившиеся отношения между работодателем и работником либо трудовыми, либо гражданско-правовыми, должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в ст. 15 и 56 ТК РФ. Из приведенных в этих статьях определений понятий «трудовые отношения» и «трудовой договор» не вытекает, что единственным критерием для квалификации сложившихся отношений в качестве трудовых является осуществление лицом работы по должности в соответствии со штатным расписанием, утвержденным работодателем, - наличие именно трудовых отношений может быть подтверждено ссылками на тарифно-квалификационные характеристики работы, должностные инструкции и любым документальным или иным указанием на конкретную профессию, специальность, вид поручаемой работы.

---

Основания возникновения трудовых отношений указаны в ст. 16 ТК РФ. Трудовые отношения возникают на основании трудового договора в результате:

  • избрания на должность;
  • избрания по конкурсу на замещение соответствующей должности;
  • назначения на должность или утверждения в должности;
  • направления на работу уполномоченными в соответствии с федеральным законом органами в счет установленной квоты;
  • судебного решения о заключении трудового договора.

Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Дополнительную информацию находим в ст. 67 ТК РФ: трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами. Один экземпляр трудового договора передается работнику, другой хранится у работодателя. Получение работником экземпляра трудового договора должно подтверждаться подписью работника на экземпляре трудового договора, хранящемся у работодателя.

При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе.

Инспекция при налоговой проверке предъявила организации претензии в связи с неудержанием и неперечислением в бюджет НДФЛ с доходов, которые получали мастера по обучению вождению, сотрудничавшие с организацией.

С мастерами были заключены договоры о совместной деятельности. Вознаграждение за уроки вождения на почасовой основе мастера по вождению получали непосредственно от обучавшихся вождению лиц. При этом иная деятельность мастеров, заключавшаяся в присутствии на экзаменах по вождению, являлась неоплачиваемой и не подразумевала получение каких-либо денежных средств от заявителя. Налоговый орган счел, что договорно-правовая форма указанных договоров о совместной деятельности не соответствует фактическим отношениям между мастерами по обучению вождению и заявителем. Стороны оформили гражданско-правовой договор. На самом деле договор являлся трудовым. Следовательно, в силу положений п. 2 ст. 170 ГК РФ сделка является притворной. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся к ней правила. К такому выводу налоговый орган пришел, выявив характерные, по его мнению, признаки трудовых правоотношений: организация представляла учеников для обучения вождению из числа собственных курсантов, стоимость часа обучения определялась внутренним приказом организации, мастера ранее состояли в штате организации и выполняли аналогичные трудовые обязанности, общее количество физических лиц, с которыми заключены договоры о совместной деятельности, превышает общее количество штатных сотрудников, услуги мастеров по вождению носят систематический, а не разовый характер.
По мнению инспекции, оформление гражданско-правового договора вместо трудового договора было выгодно организации, поскольку позволяло заявителю не уплачивать налог.
Организация обратилась в суд с целью отмены решения инспекции.
Суды первой и апелляционной инстанций не согласились с квалификацией договора как трудового. Суды исходили из того, что договоры о совместной деятельности с мастерами по вождению, составленные по единому образцу, не содержат положений, предусматривающих выплату заявителем мастерам каких-либо денежных средств и, следовательно, выполнение функций налогового агента. Таким образом, организация не имела обязанности исчислять и уплачивать НДФЛ в качестве налогового агента по доходам, полученным мастерами в порядке ст. 226 НК РФ.
Инспекцией не представлено доказательств того, что мастера по вождению в проверяемом периоде являлись штатными сотрудниками организации.
Суды сочли, что организация выступала посредником между обучаемыми лицами и мастерами по вождению, не вторгаясь в финансовые взаимоотношения последних. То есть фактически роль организации сводилась к созданию условий и возможностей для квалифицированного обучения вождению заинтересованных лиц. Суд кассационной инстанции счел, что суды правильно квалифицировали договоры о совместной деятельности как договоры гражданско-правовые, а не трудовые.
Суд кассационной инстанции исходит из того, что согласно Конституции РФ труд свободен: каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, т.е. выбрать как род занятий, так и порядок оформления соответствующих отношений и определять, заключит ли он трудовой договор либо предпочтет выполнять работы (оказывать услуги) на основании гражданско-правового договора. В случае избрания договорно-правовой формы он вправе по соглашению с лицом, предоставляющим работу, остановиться на той модели их взаимодействия, которая будет отвечать интересам их обоих. Каждый вправе определить, какой именно договор будет заключен - трудовой либо гражданско-правовой. Таким образом, договорно-правовыми формами, опосредующими выполнение работ (оказание услуг), по возмездному договору могут быть как трудовой договор, так и гражданско-правовые договоры (подряда, поручения, возмездного оказания услуг и т.д.). Одна и та же работа может выполняться как по трудовому договору, так и по гражданско-правовому. Право выбирать порядок оформления отношений принадлежит гражданину, поскольку именно ему решать, что ему выгодно - подчиняться ли трудовому распорядку и нести риск наложения дисциплинарных взысканий, но при этом иметь возможность претендовать на оплату труда не менее минимального размера, на отдых и гарантии продолжительности рабочего времени, выходных, праздничных дней, оплачиваемого ежегодного отпуска, обязательное социальное страхование и т.д.
Суд установил, что договоры о совместной деятельности соответствуют гражданско-правовому договору. Следовательно, у налогового органа не было оснований для переквалификации договора, отражающего личные интересы по распоряжению трудом мастеров по обучению вождению, в целях пополнения налогов. (По материалам постановления ФАС Московского округа от 19.01.2010 № КА-А41/14899-09 по делу №А41-1844/09)

---

В ходе налоговой проверки инспекция установила, что генеральным директором ООО «Т» является Тимаков Д.В.

Его супруга Тимакова И.В., имея статус индивидуального предпринимателя, заключила с 000 «Т» бессрочный договор. По договору Тимакова И.В. обязалась совершать в интересах фирмы и от имени фирмы сделки, направленные на реализацию товаров фирмы (медицинской техники), а также осуществлять поиск партнеров, подготавливать контракты, счета, контролировать исполнение сделок. Налоговый орган счел, что договорно-правовая форма указанного договора не соответствует фактическим отношениям между 000 «Т» и Тимаковой И.В. Стороны оформили гражданско-правовой (агентский) договор. На самом деле договор являлся трудовым. Следовательно, в силу положений п. 2 ст. 170 ГК РФ сделка является притворной. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся к ней правила.
К такому выводу налоговый орган пришел, выявив характерные, по его мнению, признаки трудовых правоотношений: ненормированный рабочий день Тимаковой И.В., ежемесячное перечисление на ее расчетный счет вознаграждения в размере 10% от общей суммы заключенных сделок, т.е. получение заработной платы; фирма обеспечивала Тимакову И.В. материалами, необходимыми для выполнения работы; Тимакова И.В. несет имущественную ответственность за действия, совершенные с нарушением тарифов и правил продажи, несет имущественную ответственность за недостачу, повреждение, утрату вверенных фирмой материалов; из актов приемки-передачи работ следует, что работы выполнялись постоянно в течение длительного периода времени. Из актов не следует, что они предусматривали сдачу к определенному сроку результатов работ. Инспекция учла, что предприниматель Тимакова И.В. применяла упрощенную систему налогообложения, в связи с чем налоговая нагрузка на ее доходы снижалась. При этом Тимакова И.В. и ООО «Т» являлись взаимозависимыми лицами. По мнению инспекции, оформление гражданско-правового договора вместо трудового договора им было обоюдно выгодно, поскольку позволяло заявителю в нарушение ст. 210, п. 6 ст. 226 НК РФ не исчислять, не удерживать и не уплачивать НДФЛ, а также уплачивать социальные страховые взносы в меньшем размере.
По результатам проверки было принято решение о доначислении НДФЛ, пени и привлечении ООО «Т» к налоговой ответственности. Общество обжаловало решение инспекции в суде. Суд не согласился с квалификацией договора как трудового. Суды выявили следующие признаки гражданско-правового договора: до заключения договора консультирование клиентов проводил директор 000 «Т»; Тимакова И.В. имеет высшее медицинское образование, необходимое для реализации медицинской техники; в штате фирмы отсутствует должность, тождественная функциям, выполняемым Тимаковой И.В. по договору; договор не содержит обязанности исполнителя соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, не определен рабочий день. Не предусмотрены виды социального страхования, связанные с трудовой деятельностью. На фирму не возложена обязанность по оплате листков нетрудоспособности, по предоставлению ежегодного оплачиваемого отпуска с сохранением среднего заработка, как того требует трудовое законодательство. Для Тимаковой И.В. не установлен режим и график рабочего времени. Расчет вознаграждения производится на основании отчета. Судсчел, что обязанность фирмы обеспечить ТимаковуИ.В. материалами соответствует ст. 1011 ГК РФ. Предоставленные в ее временное пользование стол, стул, телефон-факс, расположенные в офисе фирмы, которыми в ее отсутствие пользовались другие работники, не являлись ее рабочим местом. Договор о материальной ответственности Тимакова И.В. не заключала. В штат фирмы не зачислялась. Результат работ оформляла актом. Получаемое ею вознаграждение не отвечает признакам заработной платы, поскольку носило нерегулярный характер и было поставлено в зависимость от отгрузки товара по сделкам и его оплаты.
Из договора следует намерение Тимаковой И.В. не пользоваться гарантиями, предоставленными работнику законодательством о труде. Намерение Тимаковой И.В. на заключение трудового договора не установлено. Напротив, она допрашивалась судом как свидетель и утверждала, что выполняла работу по гражданско-правовому договору. О злоупотреблениях со стороны 000 «Т» при заключении гражданского договора, вопреки ее намерению заключить трудовой договор, не говорила. С заявлением в суд о признании отношений трудовыми в порядке ст. 11 ТК РФ не обращалась. Следовательно, у налогового органа не было оснований для переквалификации договора, отражающего личные интересы по распоряжению трудом гражданки Тимаковой В.И., в целях пополнения налогов.
Те обстоятельства выполнения работы, на которых основывался налоговый орган (ненормированный рабочий день, ежемесячное перечисление на расчетный счет Тимаковой И.В. вознаграждения в размере 10% от общей суммы заключенных сделок, обеспечение материалами, необходимыми для выполнения работы; несение имущественной ответственности за действия, совершенные с нарушением тарифов и правил продажи, за недостачу, повреждение, утрату вверенных фирмой материалов; составление актов приемки-передачи работ без указания результата работы), не могут свидетельствовать о намерении Тимаковой И.В. заключить трудовой договор. Эти же условия могут соблюдаться при выполнении работы по гражданско-правовому договору.
Наличие родства между руководителем ООО «Т» и Тимаковой И.В. не имеет в данном случае юридического значения, поскольку Тима-кова И.В. в этом случае не утрачивает право свободно распоряжаться трудом.
С учетом изложенного суд пришел к выводу о неправомерности решения инспекции и отменил его.
(По материалам постановления ФАС Московского округа от26.10.2009 № КА-А40/11308-09 по делу № А40-67197/08-126-274)

---

Предприниматель заключил с физическими лицами (также индивидуальными предпринимателями) договор о возмездном оказании услуг, по которому те обязывались продавать товары, принадлежащие предпринимателю, в его же магазине, получая за это вознаграждение. Инспекция в результате проверки расценила эти договоры как трудовые. Инспекция пришла к выводу, что лица, с которыми предприниматель заключил договоры об оказании услуг по реализации принадлежащих ему товаров на предоставленном предпринимателем торговом месте (в магазине), предпринимательской деятельностью в проверяемый период не занимались, а фактически являлись работниками предпринимателя, исполняющими обязанности продавцов. Неправильная, по мнению инспекции, квалификация заключенных договоров как гражданско-правовых повлекла неисполнение предпринимателем предусмотренных НК РФ обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению НДФЛ с сумм, выплаченных физическим лицам по договорам, которые являются трудовыми.

Решением налогового органа предприниматель привлечен к ответственности за допущенные нарушения, в том числе по п. 1 ст. 126 НК РФ за непредставление в установленный срок сведений о доходах физических лиц в виде взыскания 1150 руб. штрафа и по ст. 123НКРФ за неперечисление НДФЛ, подлежащего удержанию и перечислению в бюджет предпринимателем как налоговым агентом, в виде взыскания 27 398,8 руб. штрафа. Кроме того, предпринимателю предложено уплатить пени за нарушение срока уплаты НДФЛ, подлежащего удержанию и перечислению им как налоговым агентом, а также удержать и перечислить в бюджет 160 004 руб. НДФЛ, не удержанного с выплаченных физическим лицам доходов.
Предприниматель оспорил в арбитражном суде решение инспекции. Суд первой инстанции отказал налогоплательщику в удовлетворении заявления. Суд согласился с выводом инспекции о том, что заключенные предпринимателем договоры являются не гражданско-правовыми, а трудовыми. Решение суда обосновано тем, что по договору выполнялась не какая-либо разовая работа, а осуществлялись функции продавца; оплата труда по договорам была гарантирована, вознаграждение выплачивалось ежемесячно и не зависело от достигнутого результата работы; акты приема-передачи выполненных работ сторонами не составлялись и не подписывались; за проданный товар исполнители отчитывались по окончании смены сданной выручкой в соответствии с журналом кассира-операциониста; один раз в год продавцам предоставлялся отпуск без сохранения заработной платы, и - по согласованию с предпринимателем - выходные дни (без оплаты).
Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции. Суд пришел к выводу об отсутствии оснований для переквалификации заключенных гражданско-правовых договоров натрудовые договоры, поскольку инспекция не представила неопровержимых доказательств, свидетельствующих о наличии трудовых отношений между указанными лицами.
Соответственно, у предпринимателя не возникла обязанность удержать и перечислить в бюджет НДФЛ, а также исчислить и уплатить страховые взносы на обязательное пенсионное страхование в спорных суммах.
Кассационная инстанция, рассмотрев материалы дела и изучив доводы жалобы инспекции, проверив правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, признала постановление апелляционного суда законным и обоснованным.
В ст. 20 ТК РФ указано, что сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель. Работником является физическое лицо, вступившее в трудовые отношения с работодателем, а работодателем - физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником. Отношения между работником и работодателем строятся на основе заключенного трудового договора. По условиям трудового договора работодатель обязан предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить необходимые условия для труда, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник - выполнять определенную договором трудовую функцию и соблюдать действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка (ст. 56 ТК РФ). С момента заключения трудового договора между сторонами (работодателем и работником) согласно ст. 15 ТК РФ возникают трудовые отношения, которые регулируются положениями трудового законодательства. Для выполнения работ (оказания услуг) между индивидуальным предпринимателем и физическим лицом - индивидуальным предпринимателем может заключаться гражданско-правовой договор. В ст. 421 ГК РФ закреплен принцип свободы договора, который предусматривает, что стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными нормативными актами. Стороны могут заключить договор, в котором будут содержаться элементы различных видов договоров (так называемый смешанный договор). В любом случае при заключении гражданско-правового договора между сторонами возникают отношения, которые регулируются гражданским законодательством. При этом стороны гражданско-правового договора находятся по отношению друг к другу в юридически равном положении (п. 1 ст. 2 ГК РФ). По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги (п. 1 ст. 779 ГК РФ). Исполнитель, выполняя свои обязанности по договору, не подчиняется заказчику. Заказчик имеет возможность использовать труд исполнителя исключительно в рамках конкретной, указанной в договоре услуги (работы).
Договор возмездного оказания услуг близок по своему характеру и признакам к трудовому договору, поскольку предметом договора возмездного оказания услуг является совершение исполнителем определенных действий или осуществление им иной определенной деятельности, которая, как правило, не сопровождается созданием овеществленного результата. Кроме того, согласно ст. 780 ГК РФ исполнитель по общему правилу обязан оказать услуги лично. Поэтому суд апелляционной инстанции на основании приведенных норм ГК РФ и ТК РФ, правильно указав основные признаки, позволяющие разграничить трудовой договор от гражданско-правовых договоров, установил, что содержание договоров, а также фактические отношения, сложившиеся между предпринимателем и физическими лицами - индивидуальными предпринимателями, не подтверждают наличие в рассматриваемом случае трудовых правоотношений. В данном случае по соглашению сторон, которые по отношению друг к другу находятся в юридически равном положении, оформлен гражданско-правовой договор об оказании услуг по реализации товара. Волеизъявление сторон свидетельствует о том, что их действия направлены на возникновение именно гражданско-правовых отношений.
Лица, реализовывавшие товар предпринимателя по договорам об оказании услуг, сообщили инспекции в ходе опроса, что в проверяемом периоде они выступали в заключенных с предпринимателем договорах как индивидуальные предприниматели, трудовых отношений с налогоплательщиком не имели, оформили именно договор об оказании услуг.
Инспекция не представила в материалы дела доказательств, подтверждающих намерение граждан вступить с предпринимателем именно в трудовые отношения на условиях трудового договора. Одним из основных критериев разграничения трудового договора и договора о возмездном оказании услуг является наличие или отсутствие у исполнителя обязанности подчиняться при оказании услуг правилам внутреннего трудового распорядка заказчика, выполнение лицом конкретных распоряжений работодателя, за ненадлежащее выполнение которых он несет дисциплинарную ответственность, обеспечение работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством, наличие гарантий социальной защищенности.
Как установлено судом апелляционной инстанции, работы, исполняемые физическими лицами - индивидуальными предпринимателями по заключенным договорам об оказании услуг, не предполагали подчинение правилам внутреннего распорядка. Предприниматель передавал физическим лицам - индивидуальным предпринимателям товар для реализации по внутренним накладным, за реализованный товар они отчитывались по окончании смены сданной выручкой. Спорные лица не имели конкретного графика работы. Режим работы и отдыха предпринимателем не устанавливался, продавцы между собой договаривались об удобном для каждого времени оказания услуг. Дисциплинарная ответственность для исполнителей договорами не предусмотрена.
Требования трудового законодательства о продолжительности ежедневной и еженедельной работы, устанавливаемой для работника предпринимателем в отношении лиц, оказывающих услуги по реализации товаров, не соблюдались.
Согласно ст. 136 ТК РФ в трудовых отношениях обычно применяются тарифные ставки и оклады. По трудовому договору работодатель обязан регулярно (не реже двух раз в месяц) выплачивать заработную плату, размер которой должен быть не ниже минимального размера заработной платы (ст. 133 ТК РФ).
В рассматриваемом случае оплата стоимости услуг осуществлялась по окончании месяца по факту их выполнения (оказания) один раз. Физическим лицам - индивидуальным предпринимателям не обеспечивались гарантии социальной защищенности: ежегодные отпуска и выходные дни с сохранением места работы (должности) и среднего заработка не предоставлялись, выплата сумм по временной нетрудоспособности и травматизму не предусмотрена. При таких обстоятельствах является правильным вывод суда апелляционной инстанции о том, что спорные договоры не соответствуют требованиям трудового законодательства для признания их трудовыми. Этот вывод соответствует характеру сложившихся отношений между предпринимателем и физическими лицами - индивидуальными предпринимателями.
В силу ч. 1 ст. 65 и ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение.
Инспекция не представила достаточных доказательств, неопровержимо свидетельствующих о наличии между предпринимателем и физическими лицами - индивидуальными предпринимателями трудовых отношений. В материалах дела отсутствуют и сведения о том, что физические лица - индивидуальные предприниматели на основании ст. 11 ТК РФ обращались в суд общей юрисдикции с иском (заявлением) о признании сложившихся между ними и предпринимателем отношений трудовыми.
Принимая во внимание фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора по существу, кассационная инстанция согласилась с решением, принятым апелляционным судом в части отмены решения налогового органа.
(По материалам постановления ФАС Северо-Западного округа от 06.10.2009 по делу № А42-5826/2008)

В условиях выстраивания гражданско-правовых отношений с физическими лицами, являющимися индивидуальными предпринимателями, во избежание разрешения споров с налоговыми органами не в свою пользу заказчикам работ (услуг) необходимо помнить, что предпринимательской признается деятельность, если она осуществляется на свой риск, направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей (ст. 2 ГК РФ).

Приложение. Сопоставление льгот по НДФЛ и социальным страховым взносам с выплат в пользу работников в 2012

 
« Пред.   След. »