Профсоюз работников аудиторских, оценочных, экспертных и консалтинговых организаций

22.02.2020 г.
О Профсоюзе
Главная
Поиск
Устав Профсоюза
Вступить в Профсоюз
Новости Профсоюза
Памятные даты
Работа Профсоюза
Информационная справка
Исследования, аналитика
Правовая информация
Конвенция МОТ №98
ФЗ №10 о профсоюзах
Комментарии к ФЗ №10
Создаем профсоюз
Новости законодательства
Комментарии юриста
Правовая инспекция труда
В помощь оценщику
Документы Профсоюза
Договоры, соглашения
Приказы, постановления
Символика
Антикоррупционная экспертиза
Награждения
Центральный комитет
Исполнительный комитет
Общие документы
Социальное партнерство
Отраслевые соглашения
Отраслевая комиссия
Контакты
Контакты и координаты
Общественная приемная

страница: Главная arrow Новости законодательства arrow Профактиву предложили поработать

Профактиву предложили поработать

Печать
Конституционный суд советует не путать трудовую и общественную деятельность.

 "Российская газета" - Федеральный выпуск №5111 (32) от 16 февраля 2010 г.

Конституционный суд РФ принял определения, касающиеся прав выборных профсоюзных работников. Лидеры нескольких профсоюзов отреагировали на это нервно. Дошло даже до письма президенту Дмитрию Медведеву, в котором они высказали не просто свое несогласие, а по сути недоверие КС РФ.

Между тем определения были приняты отнюдь не вчера: одно - в январе 2008 года, другое - в ноябре 2009-го. И принципиально ничем не отличаются от постановления высшей судебной инстанции страны, обнародованного еще в январе 2002 года! Что так задело профсоюзных организаторов и почему именно сейчас? Об этом специально для "РГ" рассказывает начальник управления конституционных основ трудового законодательства и соцзащиты Конституционного суда РФ Алия Нуртдинова.

Российская газета: Алия Фаварисовна, насколько я понимаю, представителей профсоюзов возмутило определение, принятое в ноябре 2009 года. В чем его суть?

Алия Нуртдинова: В Конституционный суд поступила жалоба из Астраханской области от ОАО "Судостроительный завод "Лотос". Там "за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей без уважительных причин" уволили сотрудницу С. Женщина с этим не согласилась и подала иск в районный суд о своем восстановлении на работе. На момент увольнения она была не освобожденным от основной работы председателем профкома предприятия.

Судебное решение было принято в ее пользу. Правда, с оговоркой: применение к ней меры дисциплинарного взыскания признано обоснованным. Нарушил работодатель лишь процедуру увольнения. Поскольку речь шла о выборном профсоюзном работнике, то на применение столь серьезной санкции требовалось получить согласие вышестоящего выборного профсоюзного органа. Этого сделано не было.

В свою очередь проигравший "дело Савельевой" судостроительный завод "Лотос" подал жалобу в КС с просьбой признать статью 374 Трудового кодекса РФ противоречащей Конституции РФ. В ноябре 2009 года по этой жалобе было принято определение, касающееся гарантий выборных профсоюзных работников при увольнении. Нельзя лишать работодателя возможности применить дисциплинарное взыскание к работнику, который не выполняет своих трудовых обязанностей.

За последние годы в Конституционный суд поступило несколько схожих обращений. И меня удивляет повышенное внимание профсоюзов к этому определению. Ведь принципиально данный вопрос решило постановление КС еще в 2002 году. Конституционный суд проверял тогда часть 2 статьи 170 и часть 2 статьи 235 Кодекса законов о труде РФ (закона, который действовал до принятия Трудового кодекса). Статьи предусматривали гарантии, в том числе для выборных профсоюзных работников. Конституционным судом была выработана четкая, взвешенная и серьезно аргументированная позиция. В определении от 3 ноября 2009 года КС фактически воспроизвел ее. Было указано, что часть 1 статьи 374 Трудового кодекса в той мере, в какой эта норма предусматривает невозможность увольнения выборного профсоюзного работника без предварительного согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа, признается недействующей. И не подлежащей применению как аналогичная положению, ранее признанному не соответствующим Конституции.

РГ: Видимо, проблема "накипела". Можно, например, вспомнить события на российско-американском автозаводе "Форд" во Всеволожске. Были случаи увольнения (или попыток увольнения) профсоюзных активистов "за прогулы".

Нуртдинова: Думаю, дело в ином. После принятия в январе 2002 года постановления Конституционного суда Трудовой кодекс должен был быть проверен на соответствие решению КС. И туда должны были внести изменения. Но норма, касающаяся гарантий выборного профсоюзного работника при увольнении за нарушение трудовой дисциплины, осталась почему-то без изменений. И вся проблема сейчас, на мой взгляд, в большей степени из-за того, что в 2002 году все проявили определенное легкомыслие и решили не проверять, насколько статья 374 Трудового кодекса аналогична статье 235 Кодекса законов о труде и соответствует ли она решению КС РФ.

Это, конечно, претензия больше к законодателю, чем к профсоюзам. С другой стороны, проблема встала в связи с тем, что профсоюзы злоупотребляли своим правом. Они не давали согласия на увольнение выборных профсоюзных работников. Независимо от того, соблюдал ли тот дисциплину или нет, связано ли увольнение с его профсоюзной деятельностью или не связано. Работодатель лишился возможности расстаться с нарушителем только потому, что тот - выборный профработник.

РГ: Значит, у профсоюзов действительно есть причина возмущаться - права их выборных работников, получается, серьезно ущемлены.

Нуртдинова: Тут надо четко разграничивать профсоюзную деятельность и трудовую. Выборный профработник сочетает два правовых статуса: с одной стороны, он обычный работник, действующий на основании заключенного им трудового договора, с другой - профсоюзный функционер, и в этом качестве должен быть защищен от немотивированного увольнения. То есть связанного с его профсоюзной деятельностью. При этом защита не должна лишать работодателя возможности применить дисциплинарное взыскание к работнику, который не выполняет своих трудовых обязанностей. Иначе у него просто не будет возможности обеспечить исполнение трудового договора.

Например, в 2008 году Конституционный суд рассматривал жалобу Полярного НИИ морского рыбного хозяйства и океанографии им. Книповича. У них выборный профсоюзный активист в рабочее время организовывал кампанию по сбору подписей против установления пивных палаток в Мурманске и свои трудовые обязанности не выполнял. Вопрос тогда стоял о привлечении этого работника к дисциплинарной ответственности. НИИ не смог этого сделать, поскольку не получил на то согласия вышестоящего профсоюзного органа в соответствии с пунктом 1 статьи 25 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности". В своем определении по этой жалобе КС тоже использовал позицию 2002 года, указав, что привлечение к дисциплинарной ответственности - это право работодателя как стороны трудового договора, который вправе рассчитывать на добросовестный труд.

РГ: При желании всегда можно найти повод упрекнуть профсоюзного работника в том, что в рабочее время он занимается "не тем, чем надо". И, наоборот, обелить своего профорга, даже если он действительно лодырь.

Нуртдинова: Чтобы разобраться в этом вопросе, существует суд. Он и принимает окончательное решение. Ни работник, ни работодатель не лишены возможности обратиться туда. Что касается осуществления профсоюзных обязанностей в рабочее время, то у нас есть норма статьи 377 Трудового кодекса, которая предусматривает обязанности работодателя по созданию условий для осуществления деятельности выборного органа первичной профсоюзной организации. В частности работодатель обязан безвозмездно предоставлять помещение для заседаний, хранения документации и т.д. Достаточно много обязанностей. А вот условия освобождения от основной работы для выполнения профсоюзных обязанностей, порядок оплаты труда определяются исключительно коллективным договором.

РГ: Может быть, профсоюзные лидеры, поднявшие шум, недостаточно вникли в решение КС РФ?

Нуртдинова: Я думаю, они насторожены, потому что видят: что-то меняется. И пока не могут приспособиться к изменениям. На самом деле ничего страшного не происходит. Российская Федерация не отказывается выполнять требования международных актов, которые она ратифицировала. И наше законодательство, в том числе закон о профсоюзах, в полной мере соответствует требованиям международных актов. Кроме того, статья 3 Трудового кодекса запрещает дискриминацию по любым основаниям и в частности по признаку осуществления профсоюзной деятельности.

РГ: Профсоюзы предлагают вести учет мотивированного мнения при увольнении своих работников...

Нуртдинова: Как специалист готова с этим согласиться. Ведь когда мы увольняем рядового члена профсоюза, мы учитываем мотивированное мнение выборного профоргана конкретной организации. Это был бы нормальный механизм. При этом важно только помнить, что существует процедура учета мотивированного мнения, предусмотренная статьей 373 Трудового кодекса. Необходимо следовать ей.

РГ: В российских профсоюзах много говорят о 135-й конвенции Международной организации труда. Полагают, что она поможет решить вопрос защиты прав выборных работников.

Нуртдинова: Эта конвенция хороша она тем, что защищает не только членов профсоюзов, но и другие общественные органы, например, совет трудового коллектива. Но она не содержит ничего нового по отношению к конвенциям 87 и 98 и не повлечет за собой каких-то кардинальных изменений в трудовом законодательстве. Потому что наше законодательство в принципе соответствует всем международным требованиям.

 
« Пред.   След. »